О любви. Что есть любовь. Умеем ли мы любить.

Базовая информация
Дата размещения
133
0
0

Автор: D_Roman

Маскулист - просвещение мужчин

Новичок, начни здесь!

240b5e7aebb4a5fe22763df887348eaa.jpeg

Как и моя тема о личных границах, так и тема любви - касается как мужчин, так и женщин.

Я вообще за последние больше года перевел свой взор с «со стороны мужчины на женщин» на «со стороны одного человека на других и себя». Это что касается межличностных взаимоотношений: кто кому чего должен, должен ли и почему.

В минувшем сентябре я прочел книгу «Искусство любить» одного из известнейших мыслителей современности - Эриха Фромма. Меня поразило как он простыми словами выражает свои мысли и рассуждения. Слова Шопенгауэра «Кто ясно мыслит, тот ясно излагает» - это про Фромма в самом буквальном смысле.

Именно эта его книга («Искусство любить») стала безумно популярный во всем мире. Кто ее читал из тех, кого я знаю: я, собственно; прочел мой друг, купила его сестра, дал читать сейчас я своей сестре. Подарила моей родственнице подруга (сама она тоже читала). Смотрел одно шоу прошлой зимой – главному герою подарила участница. Как минимум 2 с того же проекта женщины тоже ее читали. Сколько Фромма цитируют в ВК – сказать сложно. Но именно из его мыслей я сложил пост. Здесь много цитат. Местами я пояснил и укорачивал своими словами. Это было трудно. Его чуть ли не идеальный текст (а там идет поток рассуждений на пути к итоговому мнению, без которого сложнее понять) будет вырван из контекста ход мыслей, если много убирать. Получилось довольно длинно. Но это только кажется. Ведь о любви у него целая книга как ни как. И тема сама по себе большая. Я постарался уложить все до минимального, но понятного содержания. От коротенькой статейки не было бы смысла. Я подумал: «Лучше, хоть большая, но цельная емкая статья, чем полуфабрикат». Прошу отнестись к объему с пониманием.

Основная задача статьи: больше разобраться в теме любви и заинтересовать к этой теме в принципе. Любите ли вы, любят ли вас. Любят ли вас родители, любили ли в детстве. Есть ли в душе любовь у тех, кого вы встречаете или уже имеете в своем окружении. Рекомендую, конечно, прочесть книгу целиком.

Этот пост в целом о любви. К чему приводит отсутствие любви – это для последующих публикаций.

За основу взяты идеи Эриха Фромма (чуть его дополняет Михаил Литвак). Начнем.

Основная фраза Эриха Фромма, от которой идет уже вся его теория, следующая:

«Любовь — это активная заинтересованность в жизни и развитии объекта любви».

То есть по его представлению – если вы любите кого-то, то в ваших же даже интересах развитие объекта любви. То же касается и объекта по отношению к вам. К примеру, семья. Муж и жена. Муж занимается своим делом, жена своим. Такой вариант партнерских отношений. Кто-то из них может «выстрелить» вперед. Он после подтягивает своего супруга, и всю остальную семью за собой. Это, что касается денежно-финансовой стратегии семьи. Но, чтобы это происходило, нужно, чтобы мужчина к началу отношений был зрелым человеком, и женщина так же была зрелая. Именно такой СОЮЗ ПАРТНЕРОВ КАК ЗРЕЛЫХ ЛИЧНОСТЕЙ считается, даже не наиболее нормальным, а единственно необходимым.

Если один из партнеров не имеет денег, чтобы самоутвердиться (минимум с собственных глазах), то он будет искать партнера, какой заполнит эту потребность. Если кому-то не хватает любви (в плане принятия себя другим человеком, одобрении себя как такового), то он будет искать человека, который бы полюбил его, но сам мог себе позволить не любить своего партнера, тк любовный голод – он принимающий, а не дающий (возможен вариант и ответной любви). Когда голодно – потребляют, поглощают. Нет жилья, а очень хочется – можно найти партнера с жильем или в ближайшей перспективе ее приобретающий. То есть такой человек пытается примкнуть к кому-то, и получить это что-то через другого человека.

Михаил Литвак приводит четыре базовые потребности любого человека:

1) В пище;

2) В безопасности (жилище, если по более современному. Укрыться от природных факторов);

3) Социализации (устроиться в обществе, реализоваться в нем, получить уважение общества и принятие обществом как члена этого общества – как врач, шофер, повар, строитель. Как специалист, как человек выполняющий благое дело на пользу обществу, сам как человек приятный, уважающий других);

4) Размножение.

Именно в этом порядке, как наиболее подходящее для современного социума. Первоочередная потребность, чтобы выжить – пища. Нашел способ прокормиться – жилище. Есть жилище – вошел в общество, сказал «Я умею строгать деревья», его взяли в общину. И как итог – ты можешь найти пропитание, есть жилище, социум тебя не выгонит, не убьет, далее – размножение. Деткам будет где жить, что есть, их соседи не убьют – отец уважаем.

То есть если у женщины, например, не закрыта какая-то из этих потребностей, то мужчину она будет искать в первую очередь для ее восполнения. После восполнения – потребности, он будет уже не нужен (при условии, если он не может восполнить потребности более высокого порядка). Будет поиск более ресурсного. Из этих рассуждений Литвак делает вывод: партнера нужно выбирать из тех, у кого эти потребности удовлетворены. Только этом случае есть гарантия, что вы интересны для противоположного пола именно уже как ПОЛНОЦЕННЫЙ другой человек, партнер, а не кормушка, квартирка, статус и вибратор. Т.е. как цельный человек, а не как кусок, по отношению к которому идет голод.

Такую форму взаимоотношений, когда партнер выбирается как затычка потребности, Фромм называет «симбиотический союз». Делит их на два вида:

1) Пассивный;

2) Активный.

1) Пассивный.

«Пассивная форма симбиотического союза – это подчинение, или, если воспользоваться клиническим термином, мазохизм. Мазохист избегает невыносимого чувства изоляции и одиночества, делая себя неотъемлемой частью другого человека, который направляет его, руководит им, защищает его, есть для него как бы его жизнью и кислородом. Мазохист преувеличивает силу того, кому отдает себя в подчинение: будь то человек или Бог. Он всё, я – ничто, я всего лишь часть его. Как часть, я – часть величия, силы, уверенности. Мазохист не принимает решений, не идет ни на какой риск; он никогда не бывает одинок, но не бывает и независим. Он не имеет целостности, он еще даже не родился по-настоящему».

«Мазохистские отношения могут быть связаны с физическим, половым желанием; в этом случае имеет место подчинение, в котором участвует не только ум человека, но и его тело. Может существовать мазохистское подчинение судьбе, болезни, ритмической музыке, оргиастическому состоянию, производимому наркотиком, гипнотическим трансом, – во всех этих случаях человек отказывается от своей целостности, делает себя орудием кого-то или чего-то вне себя; он не в состоянии разрешить проблему жизни посредством созидательной деятельности».

2) Активный.

«Активная форма симбиотического союза – господство, или, используя клинический термин, соотносимый с мазохизмом, садизм. Садист хочет избежать одиночества и чувства замкнутости в себе, делая другого человека неотъемлемой частью самого себя. Он как бы набирается силы, вбирая в себя другого человека, который ему поклоняется.

Садист зависит от подчиненного человека, так же как и тот зависит от него; ни тот, ни другой не могут жить друг без друга. Разница только в том, что садист отдает приказания, эксплуатирует, причиняет боль, унижает, а мазохист подчиняется приказу, эксплуатации, боли, унижению. В реальности эта разница существенна, но в более глубинном эмоциональном смысле она не так велика, как то общее, что уравнивает обе стороны – слияние без целостности. Если это понять, то не удивительно обнаружить, что обычно человек реагирует то по-садистски, то по-мазохистски по отношению к различным объектам. Гитлер поступал прежде всего как садист по отношению к народу, но как мазохист – по отношению к собственной судьбе, истории, "высшей силе" природы. Его конец – самоубийство на фоне полного разрушения – так же характерен, как и его мечта об успехе – полном господстве».

Михаил Литвак касался идей Фромма в этом видео. Интересен пример мужа-бизнесмена и жены-парикмахера, которая оставила свою работу – муж уговорил.

Вернемся к Фромму. Помимо видов союзов есть еще и виды любви:

1) Братская любовь;

2) Материнская любовь;

3) Эротическая любовь;

4) Любовь к себе;

5) Любовь к Богу.

Рассмотрим первые четыре. Тема Бога для всех разная, но никакого богохульства в книге нет. Именно то, почему у человека есть идея Бога, образ Бога, почему он такой и т.д. Кому интересно можете отдельно почитать.

1) Братская любовь.

Фромм считает этот тип как основной. Именно на ней базируются остальные виды любви. Эта любовь ко всему живому что есть в мире, в том числе и к другим людям. Очень часто в книге есть фраза «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Это основа братской любви. И фундаментальный смысл ее в том, что если человек не научится любить себя самого, то он не способен полюбить ни кого (это прямо осознайте и запомните раз и навсегда!!!). Если человек плохо относится к другим людям, то он и не хорошего мнения о себе самом (в следующих темах я напишу про это). Если человек не развил в себе способности к любви, он не способен полюбить и своих братьев. Такой человек солидарен с братьями (это и М и Ж), един с ними. Мы все разные и это ни хорошо, ни плохо. Это просто есть. Ни кто не дурак, не дебил. Разность в мышлении, образовании и прочих внешних различий

«Наиболее "фундаментальный" вид любви, составляющий основу всех ее типов, – это братская любовь. Под ней я разумею ответственность, заботу, уважение, обстоятельное знание другого человеческого существа, желание продлить его жизнь. Об этом виде любви идет речь в Библии, когда говорится: "Возлюби ближнего своего, как самого себя". Братская любовь – это любовь ко всем человеческим существам; ее характеризует полное отсутствие предпочтения. Если я развил в себе способность любви, я не могу не любить своих братьев. В братской любви наличествует переживание единства со всеми людьми, человеческой солидарности. Братская любовь основывается на чувстве, что все мы – одно. Различия в талантах, образовании, знаниях не принимаются в расчет; главное здесь – идентичность человеческой сущности, общность всех людей».

«Братская любовь – это любовь между равными; но даже равные не всегда "равны". Как люди, все мы нуждаемся в помощи. Сегодня я, завтра ты. Но эта потребность не означает, что один всегда беспомощен, а другой всесилен. Беспомощность – это временное явление; умение обходиться собственными силами – устойчивое состояние… Любовь к беспомощному человеку, любовь к бедному и чужому – это начало братской любви. Слабый человек любит своего покровителя, так как от него зависит его жизнь. Ребенок любит своих родителей, потому что нуждается в них. Истинная же любовь начинает проявляться только в отношении тех, кого мы не можем использовать в своих целях».

2) Материнская любовь.

«Материнская любовь, как я уже говорил, – это безусловная самоотдача во имя жизни ребенка и его потребностей. Но здесь должно быть сделано одно важное дополнение.

Жизнеобеспечение ребенка имеет два аспекта: один – это забота и ответственность, абсолютно необходимые для сохранения его здоровья и биологического роста. Другой аспект выходит за пределы простого сохранения жизни. Это установка, которая внушает ребенку любовь к жизни, которая дает ему почувствовать, что хорошо быть живым, хорошо быть мальчиком или девочкой, хорошо жить на этой земле! Материнская любовь на этой второй, высшей ступени заставляет ребенка почувствовать, как хорошо родиться на свет; она внушает ребенку любовь к жизни, а не только желание существовать. Для того, чтобы быть хорошей матерью (и отцом), мать должна быть счастливым человеком. Она должна любить себя. Должна знать что такое любовь и передавать это умение ребенку. Она должна любить своего ребенка в том числе и братской любовью. То есть дать ему возможность быть таким, какой он есть».

«В противоположность братской и эротической любви, которые являются формами любви между равными, связь матери и ребенка – это по самой своей природе неравенство, где один полностью нуждается в помощи, а другой дает ее. Из-за альтруистического, бескорыстного характера материнская любовь считается высшим видом любви и наиболее священной изо всех эмоциональных связей. Действительным достижением материнской любви выступает не любовь матери к младенцу, а ее любовь к растущему ребенку».

«…большинство матерей – любящие матери, пока ребенок мал и полностью зависим от них… Существуют еще специфически человеческие психологические факторы, ответственные за этот тип материнской любви. Один из них может быть обнаружен в нарциссическом элементе материнской любви. Ввиду того, что ребенок воспринимается как часть ее самой, любовь и слепое обожание матери могут быть удовлетворением ее нарциссизма. Другие мотивации могут быть обнаружены в материнском желании власти или обладания. Ребенок – существо беспомощное и полностью зависимое от ее воли – это естественный объект удовлетворения властолюбия женщины, обладающей собственническими чертами».

«…ребенок должен расти. Он должен покинуть материнское лоно, оторваться от материнской груди, наконец, стать совершенно независимым человеческим существом. Сама суть материнской любви – забота о росте ребенка – предполагает желание, чтобы ребенок отделился от матери. В этом основное ее отличие от любви эротической. В эротической любви два человека, которые были обособлены, становятся едины. В материнской же любви два человека, которые были едины, становятся отдельными друг от друга. Мать должна не просто смириться, а именно хотеть и поощрять отделение ребенка. Именно на этой стадии многие матери оказываются не способны к настоящей любви».

«Материнская любовь к растущему ребенку, любовь, которая ничего не желает для себя, – это, возможно, наиболее трудная форма любви из всех достижимых и наиболее обманчивая из-за легкости, с которой мать любит свое дитя в младенчестве».

«Если «мать – это дом, из которого мы уходим, это природа, океан; отец же не олицетворяет никакого такого природного дома. Он имеет слабый контакт с ребенком в первые годы его жизни (примерно до 6 лет), не идущий ни в какое сравнение с материнским. Но зато отец представляет собой другой полюс человеческого существования, где – мысли, вещи, созданные человеческими руками, закон и порядок, дисциплина, путешествия и приключения... Отец – это тот, кто учит ребенка, как узнавать дорогу в большой мир».

«С этой отцовской функцией тесно связана и … социально-экономическая. Когда возникли частная собственность и возможность передать наследство одному из потомков, отец стал с нетерпением ждать появления сына, которому он мог бы оставить свое дело».

«Поскольку отцовская любовь обусловлена (я буду любить тебя, если ты…), то я могу что-то сделать, чтобы добиться ее, я могу трудиться ради нее; отцовская любовь не находится вне пределов моего контроля – в отличие от любви материнской».

«Отцовская любовь должна направляться принципами, а также ожиданиями; ей следует быть терпеливой и снисходительной, а не угрожающей и авторитарной. Она должна давать ребенку всевозрастающее чувство собственной силы и, наконец, позволить ему выглядеть авторитетным в собственных глазах, освободясь от авторитета отца. В конечном счете, зрелый человек приходит к тому моменту, когда он сам становится и своей собственной матерью, и своим собственным отцом».

3) Эротическая любовь.

Если первые два вида любви были любовью к отдельным личностям, в уважении их свободы, то эротическая любовь требует слияния с другим одним-единственным.

«В основном для людей «близость утверждается прежде всего через половой контакт. Поскольку отчужденность другого человека они ощущают прежде всего как физическую отчужденность, то физическое единство принимают за достижение близости».

«Обнаружить свой гнев, свою ненависть, свою полную неспособность сдерживаться – все принимается за близость. Этим можно объяснить извращенное влечение друг к другу, которое в супружеских парах испытывают люди, кажущиеся себе близкими только тогда, когда они находятся в постели или дают выход своей взаимной ненависти и ярости. Но во всех этих случаях близость с течением времени имеет тенденцию сходить на нет. В результате – попытки сближения с новым, незнакомым человеком. Опять чужой превращается в близкого, опять вспыхивает напряженное и сильное переживание влюбленности, и опять она мало-помалу теряет свою силу и заканчивается желанием очередной победы, следующей любви – в надежде, что она будет существенно отличаться от прежних. Этим иллюзиям в значительной степени способствует обманчивый характер полового желания».

«Половое желание требует слияния, но физическое влечение основывается не только на желании избавления от болезненного напряжения. Половое желание может быть внушено не только любовью, но также тревогой и одиночеством, жаждой покорять и быть покоренным, тщеславием, кроме того, потребностью причинять боль и даже унижать».

«Вызванная любовью физическая близость лишена жадности, потребности покорять или быть покоренным, но исполнена нежности… Половое влечение создает на краткий миг иллюзию единства, однако без любви оно оставляет людей такими же чуждыми друг другу, какими они были прежде. Иногда оно заставляет их впоследствии стыдиться и даже ненавидеть друг друга, потому что, когда иллюзия исчезает, они ощущают свою отчужденность еще сильнее, чем прежде».

«Нередко можно найти двух людей, влюбленных друг в друга и не испытывающих любви больше ни к кому. На самом деле их любовь – это эгоизм двоих. Два человека отождествляются друг с другом и решают проблему одиночества… Однако, будучи изолированными от всего остального человечества, они остаются отделенными и друг от друга, и каждый из них отчужден от самого себя. Их переживание соединенности – иллюзия».

«Любовь к кому-либо – это не просто сильное чувство, это решимость, это разумный выбор, это ответственность, это поступок. Если бы любовь была только чувством, то не было бы основания обещать любить друг друга вечно. Чувство приходит и уходит. Как я могу знать, что оно останется навечно, если мое действие не включает разумного выбора и решения?»

«…мы можем любить каждого человека братской любовью. Но ввиду того, что все мы еще и различны, эротическая любовь требует определенных, в высшей степени индивидуальных элементов, которые наличествуют далеко не у всех людей».

4) Любовь к себе.

Считается, что нужно любить других, угождать и делать добро другим – необходимо. А любить себя – эгоизм.

«Подтверждает ли психологическое исследование тезис, что есть существенное противоречие между любовью к себе и любовью к другим людям? Любовь к себе – это тот же феномен, что и эгоизм, или они противоположны?»

«Если добродетельно любить своего ближнего как человеческое существо, то должно быть добродетелью – а не пороком – любить и себя, так как я тоже человеческое существо». «Идея, выраженная в библейском "возлюби ближнего, как самого себя", подразумевает, что уважение к собственной целостности и уникальности, любовь к самому себе... не могут быть отделены от уважения, понимания и любви к другому индивиду. Любовь к своему собственному "я" нераздельно связана с любовью к любому другому существу».

«Любовь к одному человеку предполагает любовь к человеку как таковому».

«"Разделение труда", как называл это У. Джемс,* при котором человек любит свою семью, но не испытывает никакого чувства к "чужому", означает принципиальную неспособность любить (У.Джемс (1842-1910) – американский философ идеалист и психолог, один из основоположников прагматизма)».

«…мое собственное "я" должно быть таким же объектом моей любви, как и другой человек. Утверждение собственной жизни, счастья, развития, свободы коренится в моей способности любить... Если индивид в состоянии любить созидательно, он любит также и себя; если он любит только других, он вообще не может любить».

«Эгоистичного человека волнует только собственное "я", он желает всего хорошего только для себя, чувствует удовлетворение не тогда, когда отдает, а когда берет. На внешний мир он смотрит с точки зрения того, что он может получить от него для себя; такой человек безучастен к потребностям других людей, он не уважает их достоинство и целостность. Он в принципе не способен любить… Эгоизм и любовь к себе… являются прямыми противоположностями.

Эгоистичный человек любит себя не слишком сильно, а слишком слабо, более того – по сути, он себя ненавидит. Из-за отсутствия созидательности, что оставляет его опустошенным и фрустрированным, он неизбежно несчастен и потому судорожно силится урвать у жизни удовольствия, получению которых сам же и препятствует. Кажется, что он слишком носится с собственной персоной, но в действительности это только безуспешные попытки скрыть и компенсировать свой провал по части заботы о своем "я"... Безусловно, эгоистичные люди не способны любить других, но точно так же они не способны любить и самих себя».

«Легче понять эгоизм, сравнивая его с неестественно жадным интересом к окружающим, какой мы находим, например, у чрезмерно заботливой матери. Хотя она искренне убеждена, что идеально нежна со своим ребенком, в действительности она испытывает к нему глубоко подавленную враждебность. Ее интерес избыточен не потому, что она слишком любит ребенка, а потому, что вынуждена компенсировать отсутствие способности вообще любить его.

Эта теория природы эгоизма рождена психоаналитическим опытом изучения "отсутствия эгоизма" – симптома невроза, наблюдаемого у немалого количества людей, которые обычно обеспокоены не самим этим симптомом, а другими, связанными с ним, – депрессией, утомляемостью, неспособностью работать, неудачей в любовных делах и т.п. Это "отсутствие эгоизма" не только не воспринимается как невротический симптом, но часто кажется… похвальной чертой характера. Человек, лишенный эгоизма, "ничего не желает для себя", "живет только для других", гордится тем, что не считает себя сколько-нибудь заслуживающим внимания. Его озадачивает, что вопреки своей неэгоистичности он несчастен и его отношения с близкими людьми неудовлетворительны… Такого человека можно вылечить, только если признать его неэгоистичность болезненным симптомом и устранить ее причину – нехватку созидательности».

«Природа неэгоистичности становится особенно очевидной… в воздействии "неэгоистичной" матери на своего ребенка. Она убеждена, что благодаря этому ее свойству ребенок узнает, что значит быть любимым, и увидит, что значит любить. Результат ее неэгоистичности, однако, совсем не соответствует ее ожиданиям. Ребенок не обнаруживает счастливости человека, убежденного в том, что он любим, напротив – он тревожен, напряжен, боится родительского неодобрения и опасается, что не сможет оправдать ожиданий матери. Обычно он находится под воздействием скрытой материнской враждебности к жизни, которую он скорее чувствует, чем явно осознает, и, в конце концов, сам заражается этой враждебностью».

Тут имеется в виду, что такая тревожная мать – сама в жизни трусиха, всего боится: там не получится, там обманут, оденься – замерзнешь, насильники снуют по паркам, не вер девкам – обманут, и прочее. У нее нет чувства комфорта в мире, он воспринимается ей как опасный. Таким отношением к миру, своей бздливостью (а не заботой) она бессознательно научает ребенка тоже опасаться этот «опасный» мир. Фактически огораживает его от жизни и набора необходимого опыта для самостоятельного пребывания в этом мире без помощи матери. А это задачи родителей, как это было описано выше, - научить детей быть самостоятельными. И ребенок становится таким же не самостоятельным, боязливым, безынициативным, тревожным. Мать учит их помогать другим в ущерб себе. «Будешь помогать, стараться ради других, не щадя живота – люди увидят какой ты хороший и тебя будут люди любить». Это случается и с мальчиками, и с девочками. Позже такая мать потребует такой же самоотверженности от своих детей по отношению к себе. Потому, что она считала, «будешь не щадя своего живота стараться – будут любить». Если дети не будут этого делать с такой неистовой самопожертвенной самоотверженностью делать – значит не любят мать. Далее – обиды и прочее. Ужас, короче.

«В целом воздействие неэгоистичной матери не слишком отличается от воздействия матери-эгоистки; а на деле оно зачастую даже хуже, потому что материнская неэгоистичность удерживает детей от критического отношения к матери. На них лежит обязанность не обмануть ее надежд; под маской добродетели их учат нелюбви к жизни. Если бы кто-то взялся изучить воздействие матери, по-настоящему любящей себя, он смог бы увидеть, что нет ничего более способствующего привитию ребенку опыта любви, радости и счастья, чем любовь к нему матери, которая любит себя.

Эти идеи любви к себе нельзя сформулировать лучше, чем это сделал

М.Экхарт*: "Если ты любишь себя, ты любишь каждого человека так же, как и себя. Если же ты любишь другого человека меньше, чем себя, то в действительности ты не преуспел в любви к себе, но если ты любишь всех в равной мере, включая и себя, ты будешь любить их как одну личность, и личность эта есть и Бог, и человек. Следовательно, тот великая и праведная личность, кто, любя себя, любит всех других одинаково".

Не думаю, что следует делать каких-то заключений. В каждом из пунктов уже сделано свое заключение. От себя только добавлю – научитесь находить истинную любовь среди подделок.

Про всякие женские проверялки - они фактически неизбежны. Об этом уже говорил Олег Новоселов в текстовом формате, и целое видео этой теме посвятил. Важно лишь распознавать обычное бестактное хамство, и пресекать его.

На последок. Сергей Ковалев о том кто такие взрослые люди:

Если что-то непонятно –перечитайте еще раз) Опять непонятно – опять читайте пока не поймете)) Шучу, спрашивайте)

Так же прошу в комментариях написать – что такое любовь по-вашему мнению, если вы не согласны с тем, что написано выше? Или что считали любовью до того, как прочли статью?

С уважением, D_Roman.

  • О любви. Что есть любовь. Умеем ли мы любить. photo


Ссылка на источник: http://masculist.ru/blogs/post-5772.html

(0)
0,0
Дизлайк 0
ОТН 0
Лайк 0

Лента новостей

Согласиться и закрыть
x Мы используем cookies для подсчета статистики посещений, персонализации рекламных объявлений, а также для сохранения пользовательских настроек функциональности сайта. Вы соглашаетесь с этим, используя сайт далее.